Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:40 

Топот босых ножек (3)

Disappear with the Thunder
Мечтать можно даже о том, о чем нельзя думать (с.)
Часть третья:
— Устал? — участливо спросил Рон, подсевший к нему за столик, чтобы перекусить. Омега понуро кивнул и снова уставился на полупустой стаканчик пепси. Не очень здоровый ужин, но есть ему совсем не хотелось.

— Рон, а ты не знаешь, где работает Джим? — омега не хотел признавать, но единственные мысли, которые посещали его за прошедшие четыре часа, были об этом совершенно нехозяйственном, но добром альфе.

Бета недоуменно вскинул брови и отчего-то усмехнулся, указывая пальцем куда-то вправо.

— Он разве не говорил?

— Нет, — Ян мотнул головой и потянул холодную жидкость из соломки. — Но я не видел ничего примечательного в том квартале. Мне казалось, что там что-то вроде спального района.

— Нет, дурень, — светловолосый бета гоготнул и теперь уже указал пальцем на служебное помещение, с которым Яну уже посчастливилось познакомиться. — На кухне он работает, уже года два. Тебе не сказал, что ли, спрашиваю?

— Нет, — удивленно протянул он и отставил стаканчик в сторону. Взгляд метнулся на дверь, что вела на кухню. Изредка оттуда выходили люди, в большинстве своем омеги или беты, выпуская за собой сноб пара и теплый воздух, от которого по замерзшей спине Яна пробегали мурашки, а запах еды щекотал ноздри. Он подумал вдруг, а ведь странно, что Джим работает поваром, он же альфа. — Рон, а ты долго здесь работаешь?

— Нуу, кафешкой моя маман владеет, поэтому да, долго. С совершеннолетия здесь, если память мне не изменяет. А что?

Ян пожал плечами и понурил голову, стараясь избежать испытывающего взгляда беты. В том, что Рон работает продолжительное время официантом в затхлой забегаловке, не было ничего удивительного. А вот альфам, как высшим членам общества, обычно внушали стремление к карьерному росту и высоким должностям, у них и возможность была. Почему Джим остался здесь? Яна распирало от любопытства и желания хоть глазком заглянуть на кухню. Было интересно, как может выглядеть рослый альфа в белом фартучке и маленькой поварской шапке. Он незаметно прыснул.

— Что-то не так? — Рон заметил перемены в настроении паренька и сощурил глаза, откусывая от принесенного с собой сочного гамбургера большой кусок. У омеги в ту же секунду застрял ком в горле. — Он твой, я еще не доел, — вдруг бросил напоследок бета, обращая внимание второго официанта на зашедшего мужчину, и принялся доедать свой скудный ужин.

Работать было несложно, всего-то принимать и запоминать нечастые заказы, а потом просовывать голову в створку двери, ведущую на кухню, чтобы не выпускать тепло, и передавать заказ им. Каждый раз, когда Яну удавалось просунуть свой нос между белыми дверцами, беглым взглядом он оглядывал скудную кухню, в которой все, по большему счету, расслаблялись и отдыхами. Он каждый раз пытался высмотреть Джима, но фигуры альфы, которая должна была выделяться в скоплении жилистых и бесформенных бет, он все вычленить не мог. Изредка же ему приходилось протирать столы, но и это непосильной задачей назвать нельзя было.

Шестичасовая смена Яна уже заканчивалась, но он с упрямством быка желал дождаться альфу и не внимал понуканиям Рона покинуть кафе. К тому же ключей от чужой квартиры, что было вполне логично, у него не оказалось.

Джим вышел уже через пятнадцать минут, непрестанно зевая и жмурясь; омега помахал ему, будто был знаком с этим человеком не пару дней, а как минимум несколько месяцев. Ян не мог объяснить себе это влечение к альфе, но тот действительно казался ему во всех смыслах хорошим человеком, и он никак не хотел отказывать себе в попытке узнать мужчину поближе, пусть и уверенности в своей удаче было совсем немного.

— Ну как ты? Рон не слишком грубил? Не обращай внимания на этого засранца, он всегда подозрительно относится к плохо знакомым людям, — Джим подхватил его под плечо и повел через дорогу, пребывая явно в приподнятом настроении.

— Нет, вы оба очень обходительны, — Ян не смог сдержать улыбки и прижался к нему ближе, на секунду радуясь тому, что он такой худой и хрупкий, и альфе удобно вести его под руку, но через мгновенье на смену радости пришли иные мысли: а ведь скоро ему придется расстаться со своей еще несовершенной прекрасной худобой, если он хочет в будущем завести детей. А он хотел. Лицо омеги сразу же осунулось, и он неловко одернул руку к себе, сразу же убирая ладонь в теплое нутро кармана.

Альфа виновато пожал плечами и добродушно улыбнулся. Яну показалось, что тот сам удивился небольшой близости, что создал между ними на секунду. Омега, впрочем, не был против.

— А ты мне не сказал, что работаешь в Фонаре, — заметил он и поправил воротник куртки, немного ежась от нахлынувшего ветра.

— Мне казалось это очевидным, — альфа снова пожал плечами и, взглянув на своего спутника, поднял ему капюшон, сразу же затягивая шнурками.

Ян всегда дивился заботливости альф в репродуктивные периоды, пусть те и были относительно коротки и редки. Сейчас подобное отношение очень льстило. Он еще никогда не жил с альфой, даже не знал, как это может быть в теории, и к тому же не имел возможности сблизиться с кем-то за всю свою жизнь. Отец его всегда подозрительно относился к любым альфам, и не подпускал никого к сыну даже в сознательном возрасте. Патер* Яна, как говорил отец, умер, когда ему было три года. С тех же слов ему было известно, что папа мужа своего никогда не любил. Ян знал лишь руки отца-омеги, которые могут быть и нежны, и жестоки одновременно.

До дома жертвенного альфы, как Ян успел его окрестить про себя, они дошли быстро; но в Лондонский мороз с редким снегом ноги и руки коченели быстрее, и уже на лестничной площадке омега понял, что совсем не чувствует тела ниже щиколоток.

— Замерз? — кажется, вопрос был риторическим, но Ян все же коротко кивнул альфе, продрогшими пальцами потянув собачку на молнии, чтобы снять куртку. — Это потому что ты такой худой.

Омега снова кивнул, не желая развивать разговор, эта тема стала его больным местом, бельмом в глазу, стереть которое пока что не представлялось возможным. Избавившись от куртки и ботинок, он потупился и вопросительно поднял глаза на Джима, будто спрашивал разрешения пройти. В холостяцкой квартире он был чужим; сколько омега ее не уберет, он никогда не сможет разделить это жилье с Джимом по-настоящему. «Рано так думать, — посоветовал он сам себе. — Вообще не стоит об этом думать».

— Иди в душ, — настойчиво попросил альфа, проходя на кухню. Как ему не надоело постоянно пребывать в помещении, где готовят еду? Ян озадаченно прошел следом, не совсем понимая, для чего это нужно. Джим, заметив его утренние преобразования, повернулся к нему лицом и вскинул брови. — Это ты сделал?

— Не должен был? — и только сейчас в мыслях омеги закралось сомнение.

— Если ты будешь убираться в квартире, то боюсь, я не смогу взять с тебя деньги на оплату счетов, — Джим неловко провел пятерней по волосам и вздохнул. — Так. Иди. Отогреваться. В душ, — уже проскандировал он и указал пальцем в коридор.

Ян, в очередной раз кивнув, ретировался с кухни и шмыгнул в другую комнату, чтобы растереть по лицу заалевший на щеках румянец. Он никогда не думал, что будет так смущаться и краснеть перед альфой в свои двадцать, и точно так же не думал, что своеобразная похвала Джима, если это была она, будет так льстить. Он вовсе не любил убираться и тем более не считал, что дело омеги — вести хозяйство в доме. Ян всегда был твердо убежден в том, что делами по дому должен заниматься тот, у кого есть на то время. В своей же ситуации омеге казалось, что выбора он лишен, но разочарования или раздражения, которое ожидалось, на удивление не было. И он решил для себя, что дом альфы больше не будет похож на привычное унылое состояние жилья человека, пребывающего в тяжелой апатии и депрессии. В книжках всегда так было.

В душевой кабинке под теплыми струями воды расслабившемуся телу было так хорошо, что омега позволил понежиться себе на пятнадцать минут дольше, чем ему казалось допустимым. А Джим в очередной раз участливо положил ему перед дверью одежду, в этот раз какую-то совершенно нелепую розовую пижаму с принтом мишек и луной; пришлось это на себя надеть.

Когда до Яна дошел пряный аромат специй, что протянулся с кухни, внутри него все в момент похолодело и перевернулось. После того, как в его голове появилась навязчивая мысль похудеть, омега перестал посещать какие-либо забегаловки или ходить в гости, где его обязательно принялись бы кормить. И теперь он явственно чувствовал, что в этот раз отвертеться от ужина не получится.

Заглянув на кухню, омега понял, что догадки его были верны. На тарелках лежала запеченная картошка с узорчато выложенной петрушкой и ароматная курица, вероятно, принесенная с кухни Фонаря.

Внутри у Яна все снова задрожало, а сердце, кажется, упало вниз. Юноша уже позабыл, что значит ежедневный голод. Он всегда присутствовал, пребывая где-то на кромке подсознания, изредка напоминая о себе неприятными позывами желудка; но в остальном эта потребность почти всегда застилалась другими мыслями, какими-то вечными делами. Ян привык не обращать внимания на это чувство, но сейчас оно уверенно напомнило о себе, и рот моментально наполнился голодной слюней.

— Согрелся? — рутинно поинтересовался альфа, кивая на стул с хромой ножкой Яну.

— Да, спасибо, — промямлил он, хватаясь за вилку. В глазах горел жадный огонь, но сам юноша понимал, что едва ли он сможет съесть больше половины предоставленной еды. И точно знал, что будет дальше: боль в желудке, невыносимое чувство разочарования в самом себе и фигуре, медленно перерастающее в настоящее отвращение. Но ему обязательно нужно что-то съесть.

— Не благодари, ты ведь теперь здесь, можно сказать, комнату снимаешь, — возразил Джим и сел напротив, в этот раз неторопливо отправляя в рот кусочки еды. — Ешь давай.

— А где ты спал вчера? — поинтересовался Ян, вилкой отламывая кусок картошки. Мысленно он отметил, что альфа любит командовать на бытовом уровне, и ему, скорее всего, просто придется с этим смириться. Может, это было душевное состояние, когда нужен тот, кто направит и скажет, что и как делать, а может, просто предательская омежья сущность, но такой приказной тон затопил внутри приятное чувство надежности. Кому-то важно, чтобы он ел.

— На диване, — Джим в привычном жесте пожал тяжелыми плечами, будто бы это было совершенно естественно: постелить гостю кровать и самому уйти спать на потертый диван. Ян успел заметить, что тот действительно был изрядно потертым и изношенным. Еще он был готов поспорить, что предмет мебели очевидно старее его самого.

Ян неуверенно отправил в рот разломленную картошку. Есть оказалось проще, чем он думал, и вскоре вся тарелка оказалась у него в желудке.

— Вот это я понимаю — аппетит, — заметил Джим со своей наполовину опустошенной тарелкой и округлил глаза. Ян сам не заметил, как съел все за несколько минут. И как только осознание настигло его, желудок скрутило в неприятном спазме.

— Давай я постелю себе в гостиной сегодня? — выдавил он из себя, пытаясь незаметно обхватить живот под столом. От альфы вынужденный жест незаметным не ушел.

— Ты спишь на кровати, и это не обсуждается. В гостиной плохое отопление, — твердо сказал Джим и отложил вилку сторону, заглядывая в глаза омеги. — Нельзя так наедаться после длительного голодания. Тебе совсем нехорошо?

— Все… нормально, — Ян приложил ладонь к губам и всхлипнул от очередного резкого укола боли в желудке, мысленно уже проклиная себя за следующее действие. Он поднялся со стула и, пошатываясь, двинулся по направлению к туалету. Слезы катились по щекам, когда омега снова для себя осознал, насколько он слаб и неспособен противиться позыву организма. Почему голодать было легче?

Живот снова резануло болью, и ослабевшие ноги подогнулись, не выдерживая даже небольшой массы омеги. Он свалился на пол, неприятно стукаясь коленями о холодный кафель. «Синяки останутся», — подумал Ян, прежде чем его вывернуло в зияющую дыру унитаза.

Когда все закончилось, омега с болезненно бледным каменным лицом поднялся с кафеля и сразу же утер рукой слезы, что градом катились по щекам в течение этого, пусть и кратковременного, но довольно неприятного процесса. Он ополоснул рот и взглянул на осунувшееся лицо с отвратительными мешками под глазами, которые казались настолько уродливыми, что омега поспешил отвернуться от собственного отражения. Ян вышел из ванны, рядом с дверью которой стоял альфа. Он, кажется, что-то говорил, когда тот ворвался в комнату, но юноша ничего не мог припомнить.

Он, точно сомнамбула, сделал несколько шагов, ведя пальцами по шероховатой стене коридора, и остановился. «Уродливое лицо, уродливая фигура. А еще и детей иметь не сможешь. Ты сам загубил свою жизнь, Ян», — мысленно сказал он себе и громко всхлипнул, закрывая руками красные глаза с полопавшимися сосудами. Тело снова обмякло и перестало слушаться, сползло по стенке; а нервы сдали, точно как и самообладание, пуская в голову ненужные угнетающие мысли. Ян рыдал, свернувшись калачиком на холодном полу, совсем позабыв, что находится в чужой квартире, и позабыв, что на него смотрит пара удивленных, ужасно ненужных сейчас глаз.

— Господи, почему я не могу нормально есть!? Почему я не могу? — лишние слова, отражающие мысли, срывались с губ, мешаясь с неустанными всхлипами. — Я так хочу…

Ян не сразу заметил, как его обнимают шероховатые руки альфы, точно как и стены в его квартире, с цыпками и небольшими мозолинами. Они прижимали так крепко, как его прижимал только папа, точно действительно хотели успокоить, будто Джиму было не все равно. Омега позволил себе обнять мужчину в ответ, снова поступаясь своей слабости, когда тот начал поглаживать его по волосам. Джим обминал и поддерживал его. Ян хотел, чтобы так было всегда.
~~~

Прим. Автора:
* В данном случае Патер — именование отца-альфы.
Не хотелось бы повторять ошибку и ставить точную дату следующей главы, поэтому просто скажу, что она будет где-то в конце следующей недели.
Ввиду состояния автора, глава вычитывалась не особо тщательно, поэтому просьба указывать на ошибки :) Спасибо всем, кто читает.

@темы: Топот босых ножек

URL
Комментарии
2013-12-09 в 20:56 

Enco de Krev
Я твой ананакс (C) || Мне нравилось сжимать оружие в руках: так было спокойнее, словно под металлическим пледиком (C)
Интересный текст, спасибо, автор :-)

2013-12-09 в 22:37 

Disappear with the Thunder
Мечтать можно даже о том, о чем нельзя думать (с.)
Enco de Krev, вам спасибо за отзыв :)

URL
2013-12-09 в 23:14 

Editka
Я имя подбирала под характер...
Ой-ой-ой, дорогой автор! Не дайте Яну умирать с голода!

2013-12-09 в 23:27 

Disappear with the Thunder
Мечтать можно даже о том, о чем нельзя думать (с.)
Editka, ни за что не дам. В этом оридже я вижу исключительно добрый конец)

URL
2013-12-09 в 23:32 

Editka
Я имя подбирала под характер...
Disappear with the Thunder, читай ХЭ?
Автор, я ваша навеки!

2013-12-10 в 07:15 

Disappear with the Thunder
Мечтать можно даже о том, о чем нельзя думать (с.)
Editka, да, читай ХЭ)

URL
   

Записки неизвестного

главная